Я, мы и оно

IceCreamHater

Сны порой навязчиво лезут в реальную жизнь, напоминая о том, что так усердно пытаешься забыть. Всё, вытесняемое сознанием, почему-то всплывает. Именно всплывает, постепенно поглощая и замещая остальные интересы, увлечения, темы для размышлений. Навязчивая мысль заполняет голову, и уже невозможно помыслить о чём-то другом кроме выбравшейся из глубин бессознательного информации. То, что усердно заталкивали в коробку и убирали далеко в шкаф, теперь начинает сначала немного приоткрывать дверцу изнутри, потом эта вещь выпадает вместе с куском картона, обволакивающим её, а после и вовсе, избавляясь от бумажных оков и болезненно распухая, старый хлам терзает душу и тело.

И, будто на клей «Момент», больная идея прилепилась к мозгу, сердцу и лёгким. А позже обволокла и все остальные части ослабленного тела. Теперь она — это ты. Вы неразрывны как сиамские близнецы. Разорвать вас — значит в подавляющем большинстве случаев вас уничтожить.

Ты вроде бы один, и неплохо живёшь, вроде даже счастлив. Но навязчивая идея вызывает противоречие в голове. Так не хочется расставаться с ней, но она причиняет боль, которую выносить тоже довольно трудно. Напряжение с каждой секундой возрастает, убивая остатки здравомыслия. Что же, зато я могу чувствовать! Да, это душевная боль, но я живу! Я ощущаю себя человеком!

Тешишь себя глупостями и не можешь отличить себя от кого-то ещё, постоянно с тобой разговаривающего. Это только твой внутренний голос, который то и дело наводит тебя на мысли, заставляющие страдать. Я его ненавижу! Где я и где он, понять не могу.

Диалоги с самим собой — теперь моя повседневность. А мученичество и самоистязание — абсолютное кредо. Я болен. Мне снятся только кошмары.

Дни. Недели. Месяцы. Сходил к врачу и отскоблил паразита от каждой клетки организма. Спокойно и тихо, будто умер. Чёрствый кусок чёрного горелого хлеба — так я зовусь отныне. Правда, длинное имя? Ни фамилии, ни отчества, ни даты рождения. Только имя из пяти слов.

Медленно хожу в белом халатике на голое тело. Лавочки и кустики. Дорожки и тропки. Много зомби — и я, такой же, как и они, израненное пугало. Неудачник психосамоубийства. Абстрактная сущность. Образ психиатрических клиник.