Компаньонка

Тамара Гусарова-Матвеева

Каникулы

Передничек на Лиде — в разноцветных кленовых листочках, разбросанных на тёмном фоне. Две недели как закончилась осень — и вот первый снежок, пролежавший в городе всего неделю, растаял… Но по годам она находится в лете.

Настали ноябрьские каникулы. Столько суматохи! Из отдалённых уголков страны везут детей, чтобы показать им великий город-герой на Неве и знаменитые на весь мир театры и музеи, в том числе и наш Зоологический.

Очереди толпились в кафе! «Нас выпили и съели!» — торжествовала Кат в момент, когда бутерброды и лимонад заканчивались и они с Наташей нарезали новые. Им по заказу привозили минералку и лимонад. Как насчёт «съели» — неизвестно, а вот насчёт «выпили» — что верно, то верно: Лида чувствовала себя выпитой и выжатой.

Работы прибавилось в два-три раза, закупка хлеба увеличилась вдвое, а беготни-то! Туда — подносы заполнялись пользованной посудой, обратно — вымытые бокалы и тарелки возвращались к Наталье в буфет. Находясь на каникулах, дети у Кати тоже трудились, и она им платила зарплату, безусловно, большую, чем Лиде: по пятнадцать тысяч в день. Поэтому у них был интерес вставать рано и ехать из пригорода в центр города, чтобы в дальнейшем купить себе планшеты и калькуляторы. Дочери мама пообещала купить компьютер!

Приезжая к двенадцати часам, облачаясь в передник, Лида давала себе установку: ну, погнали! И носилась с посудой и готовила обед на всю ораву под всё тем же скелетом синего кита. Да что они заездили кассету Аллегровой «Я ждала тебя, так ждала, ты был мечтою моей хрустальною»?

Не было у Лиды хрустальной мечты и не угоняла она никогошеньки… Скорее бы день рабочий закончился: ноги гудели, руки ломило. Домой — вот её сокровенная мечта! Ведь можно ошалеть от напора и шквала голодных посетителей. Здесь она оговорилась: каким бы голодным человек ни был, однако не всегда перекусить в этом кафе было ему по карману, многие, завидев баснословные цены, уходили облизываясь.

Что больше всего нравилось на каникулах, так это работать в буфете. Через него осуществляется продажа мороженого, чупа-чупсов, чипсов, печенья, шоколада, жевательных резинок. И всё по атомным ценам!

Покажется странным, но к сладостям Лида относилась спокойно. Возможно, это оттого, что на очереди — уже который год! — визит к стоматологу, с пятью зубами на лечение. Вот и охладела к шоколадкам, чтобы не усугублять и без того аховое положение резцов и клыков.

Вот и позади суматошная неделька. Катя выдала продукты в счёт хорошей выручки, что случалось нечасто: 2 килограмма окорочков, ветчину, горошек и кукурузу по одной банке. Несмотря на эти лёгкие подачки, дома Лида всё равно голодала.

Сняв выручку с осенних каникул, бухгалтер Катя отбывала в Тверь, где заканчивал последний курс военной академии её супруг. Перед отъездом она целовала своих детей, вставая на цыпочки, едва дотягиваясь до Лиды. Маленькая женщина, мелкой кости, плоская в груди, худенькая с виду, а в делах — хитрая и шустрая, по натуре подвижная и энергичная, в расчётах — умная, в отношениях с посторонними — хитрая, убегала на такси. Они уезжали вдвоём с сестрой в Тверскую область. Теперь Лида стала членом маленькой семьи, но пока затруднялась в определении: кем?