Лесная быль

Тамара Гусарова-Матвеева

Неожиданное везение

В этой близлежащей деревне мы купили молока и слегка подкрепились. Чья-то собачка, дружелюбно виляя хвостиком, проводила нас за околицу. Весёлые детские голоса огласили улицу, по небу плыли лёгкие воздушные облака. И родилась в наших душах голубая мечта: поймать бы попутку до дома!

Не успели мы пройти и двухсот метров, как, словно сжалившись над нами, на шоссе появился «газик». Племянница дёрнула меня за рукав:

— Теть Тамар, голосовать-то будем?

— Обязательно!!! — и я подняла руку. Ко мне подбежал отец, засуетился:

— Чем расплачиваться-то будем, дочка? Денег-то у нас нет…

— «Спасибом» придётся отделаться, — и побежала к газику, который уже тормозил…

Водитель, симпатичный доброжелательный мужчина средних лет, отодвинул с заднего сиденья рамы, видимо, только что забранные у плотника. На радостях мы с Марианной забрались внутрь.

— Папашу не забудьте, — беззлобно усмехнулся водитель. И подождав, пока все рассядутся, нажал на педаль. Машина легко понеслась, оставляя позади луга со стогами сена и стадом коров. Первым делом шофёр спросил:

— Куда вам?

— До города.

— До города? А чего корзины пустые? Куда же вы ходили?

— Ходили-то за грибами, — вздохнула племянница, — да только там и леса грибного не было…

— Где же это — там? — не успокаивался словоохотливый водитель.

— В Лазарях… Дед «на разведку» взял нас в то место, где пятнадцать лет назад был…

Водитель газика понятливо усмехнулся:

— В лесах всё через пять лет меняется. То-то, я гляжу, такие несчастные бредут.

За окошком мелькали луга. «Неожиданное везение» объяснил нам, что по шоссе — на два-три километра длиннее, нежели по железной дороге. Это по рельсам — семь-восемь километров, а по дороге — все десять!..

Как бы мы дошли, если бы не доброе сердце попутчика?!