Художница

Тамара Гусарова-Матвеева

Бери шинель, пошли домой!

Переезд — важная жизненная веха. Сразу же в метро на Московском вокзале я прочла объявление о наборе в литературное объединение. И глаза вспыхнули радостью: вот — то, что мне надо, то — ради чего приехала сюда! А вот насчёт трудоустройства: портновская деятельность меня не прельщала… Всё что угодно — только не это! А если не это, так что?

И тётя Шура, мамина сестра, у которой я временно остановилась, сумела мне всё доходчиво разъяснить.

Мне встречи с тётей придают
Уверенности ощущение.
Пожаловалась: «Не желаю шить!» —
Вопрос последовал: «Как станешь жить?

Совсем не сложно управлять иглой,
А деньги надо зарабатывать самой.
Работа чистая, в тепле,
Ведь не трудилась ты ещё нигде».

Про «Красную Баварию» поведала:
«Шлангом в бутылки пиво разливать…
И — в сапогах резиновых, в переднике,
Прислушайся: советую, как мать!
Три смены! Невозможно спать!
Жизнь общежитья рассказать?» —
Разоткровенничалась о себе:

«Конвейер беспрерывно движется —
Горячий ароматный хлеб!» —
Она им дышит — не надышится,
«Насытиться» не может много лет! —

«Мука — в глазах, осело зрение,
Забиты бронхи этой же мукой…
Какая ж ты ещё не зрелая,
Моя хорошая, ты подружись с иглой!

День с ночью перепутаны — беда,
А смена и тяжёлая, и сдельная,
О, если б ты мне, девочка, поверила
То — из портных не уходила б никуда!»