Символ вечной любви

или

Девушка по имени Симона

Галина Беззубова

Глава 9

Расставшись после университетской вечеринки, сокурсники, немного пошутив и пофантазировав, разбрелись по своим домам. Род их занятий говорил сам за себя: их прельщало новое, неопознанное, и смысл их жизни с юности был построен на фундаменте вечных поисков и познаний. Скрывшись под крышами своих домов, они целиком и полностью погружались в книги и учебники, дающие информацию о новом и неизвестном. Андре, отполировав свои очки, включив настольный свет, уютно расположился на мягком уютном диванчике, поджав ноги под себя. Он увлёкся новой книгой, найденной в одной из очень старых библиотек. Его интересовали камни, скульптуры, алхимия, он искал вопросы и ответы, погружаясь целиком и полностью в любую информацию, связанную с этим. В комнате царила тишина, и только тиканье настольных часов говорило о течении времени и реальной жизни.

Резкий стук оторвал его от чтения. Стук был совсем рядом, как будто за невидимой стеной, расположенной от него дюймах в сорока-пятидесяти. Он огляделся и ничего похожего на то, что могло издать стук, не заметил, задумавшись и прочувствовав этот стук ещё раз.

Было такое ощущение, что что-то ударилось и упало, упало совсем рядом, но он только слышал, а видеть ничего не видел. Комнату по-прежнему наполняла тишина, а часы как шли, так и шли, замораживая на секунды свои стрелки.

Перед глазами Андре возник облик Симоны, он вспомнил, как она, простившись, легко убежала, мило и беззаботно скрывшись за одним из домов. Душа заныла, а сердце стало биться чаще. Андре дано любил вначале девочку, потом девушку по имени Симона, она была нежна и красива, соткана из нежности и света, дарящих тепло и наслаждение.

Он даже не мог себе представить, как это можно её не любить.

— Симона… — шепнул он, медленно прикоснувшись к телефонной трубке. Её образ всегда возникал перед его взором, если он не загружал его формулами, исследованием и камнями.

Андре с детства интересовали скульптуры и их происхождение.

Будучи ребёнком, он всегда, подбегая к ним, старался как можно дольше остаться рядом, прикасаясь ручонками, нежно гладя мягкий тёплый камень, задавая родителям тысячи нескончаемых вопросов.

Трубку подняли сразу, встревожено спросили: «Кто?»

Андре представился и попросил Симону к телефону. Мама Симоны, не на шутку взволнованная, чуть ли не дрожащим голосом объявила, что её ещё нет, а где она — неизвестно.

Нотки волнения в её голосе становились всё выше и выше. Мама Симоны понимала, что если Андре дома, то девушка тоже должна быть дома: с детских лет они почти всегда были вместе. Андре был её другом и почти членом их довольно гостеприимной семьи.

Перед глазами Андре сразу возникла картина безлюдных улиц и повисшего над ними неба, создававшего иллюзию длинного коридора в потусторонний мир. Андре сам был из породы романтиков и фантазёров, они часто, сидя с Симоной на одной из скамеек в скверике, делились своими желаниями и надеждами. Он положил трубку, обулся в туфли и почти бегом спустился по лестнице вниз. На улице стояла тишина, сумерки полностью поглотили город. «Какой тёмный вечер!» — пронеслось в сознании Андре, он не размышляя направился в ту сторону, где Симона скрылась от его взора. Пройдя несколько метров, он стал звать её, вглядываясь в темноту, чувствуя, что она где-то рядом.

Дунул ветер в стороне, что-то колыхнулось, привлекая его внимание, юноша, вглядевшись, рывком бросился к ней.

— Симона, — прошептал он. Девушка лежала на земле с пробитой головой, тело её было почти бездыханным. Андре, оглядевшись по сторонам, увидел приоткрытую дверь. Надеясь призвать людей на помощь, он проник внутрь. Каким же было его удивление, когда перед его взором открылась немыслимая картина: вокруг тишина и мрак, ряды каких-то людей, стоящих кругами друг за другом! С трудом понимая, сон это или реальность, он сделал шаг вперёд, ещё шаг и ещё, и был удивлён и поражён ещё больше, осознав, что это медные и мраморные статуи таких же юных, как он и его Симона.

Андре дрожащими руками в изумлении и восторге прикасался к ним. Одна, другая — сколько их? «Да их тысячи… — пронеслось в голове Андре. — Это мечта, мечта любого скульптора, всей его жизни. Что это, сон? Где я?» Cкульптуры были тёплыми и мягкими, при прикосновении к ним чувствовались эластичность и бархатность. Дрожь пробежала по его возбуждённому телу с головы до ног и с ног до головы, будоража его организм волнами прилива и отлива. В это время за спиной он услышал стон, стон вернул Андре в реальность, он бросился назад, не рассуждая подхватил девушку на руки и почти бегом направился в ближайшую больницу. Дорога не заняла много времени, было такое ощущение, что девушка совсем не имела веса, а ноги несли его сами, поворачивая в нужном направлении, легко перешагивая бугры и ямки.

Симона, несколько дней пролежав в больнице с сотрясением мозга, быстро вернулась к прежней жизни. Взяв учебники, она направилась по знакомой дорожке в любимый её сердцу и душе университет.