Случайная встреча

Галина Беззубова

Глава 7

Много лет пролетело с того самого дня, когда Мария случайно, как казалось, повстречалась в монастыре с незрячей на вид женщиной. Много воды утекло с тех пор, много пришлось пережить молодой ещё женщине.

Хотя назвать её судьбу лёгкой с самого рождения было бы неправильным.

С того самого дня судьба изо дня в день, и так казавшаяся девушке сложной, становилась ещё сложней. Мария в один из дней всё же попросила в церкви у Бога, вернее, у священника о молитве за её неустроенную семейную жизнь, ОБЪЯСНИВ ему необходимость в муже. Спустя короткое время незаметно для себя она обнаружила, глядя однажды в храме на того же священника, что на её пальце красовалось обручальное кольцо. Улыбнувшись, она отметила, что это одно из чудес, окружавших её.

Время шло, меняя её одинокую жизнь на семейную, и Мария с болью и разочарованием в скором времени поняла, что не в кольце счастье и что быть в браке — не значит быть счастливой, а совсем напротив — быть измученной, уставшей от скандалов и неврозов, подавленной, разбитой и оскорблённой чужой лживостью и подлостью.

Все наши иллюзии о счастье иногда переходят в реальность, снимая с себя костюмы и маски сверкающего искрами театра, превращаясь в лица и мысли повседневного мерзкого бытия.

Брак как-то сразу принёс разочарование в жизнь девушки, выбивая ей палками спицы из колёс.

Всё потекло, полетело каким-то потоком, плохое менялось на «не очень», а «не очень» опять сменялось плохим. Иногда так бывает: на первый взгляд всё кажется плохим и не очень, но когда мы начинаем итожить свою судьбу, став совсем взрослыми, мы твёрдо уверены в том, что не будь одного — не получишь следующего, всё плохое в конце концов заканчивается, а мы становимся крепче и мудрей.

Лестница нашей жизни… а наши дни — всего лишь ступени на ней.

Прошли годы, многое пролетело за всё это время мимо глаз Марии, но так мало изменилось в её жизни! Только, наверное, вера в людей совсем зачахла, душа заболела и перестала реагировать на свет. Глаза стали темней, а улыбка покинула лицо на долгие годы. Марии в тот день совсем не хотелось выходить на улицу и тем более посещать церковь. Она понимала: при её состоянии тянуть время больше нельзя, всё в жизни повторяется, и ничего нового в ней нет. Чем дольше там женщина не появлялась, тем тяжелей ей было собраться и выйти в этом направлении.

За окном радужным цветом играла зима, и настенный календарь указывал на январь. По всем телеканалам транслировали Крещение.

Последнее время вошло в моду верить в Бога, сопровождая это посещением храмов, купанием в прорубях, чтобы смыть потоком свои неисчислимые грехи.

Всё было так просто и радостно у людей. Жил, грешил, окунулся в прорубь — и всплыл чистым, как младенец. Подобно корзине на мониторе: навёл мышкой, нажал, «шик» — чистота, пустота и множество свободного места для следующего заполнения хламом.

Все эти тусовки женщину почему-то не только не радовали приближением к храму и к людям, а, напротив, как-то злили в глубине души, по-своему отталкивали от людей и Бога.

Возможно, это была ревность, ведь к Богу мог прийти каждый, любой, с оскалом на лице, не сбивая, не стирая в процессе жизни свои колени.

Видя, анализируя их лица, поступки, жизнь, Мария понимала, что мир земной ждёт катастрофа, а может, ей в тот момент просто хотелось, чтоб весь живой мир стёрла одна всемирная катастрофа. Вера в людей и добро за последние годы жизни девушки совсем истощилась и исчезла. Она неоднократно приближалась к людям, пыталась поверить им, только всё заканчивалось одним и тем же — разочарованием, болью — сметая несколько лет её жизни холодной безжизненной косой.

Мария была далеко не святой, напротив, думая, как выжить, влезла по уши в сплошное дерьмо быта и в окружение таких же людей. Она с трудом понимала, что больше переполняло её душу: злость, обида, разочарование — или послушание и покаяние. Одиночество всё чаще сидело с ней рядом, вплетая ей ленты в косы, смазывая её волосы маслом отчаянья. Оно было самым почтенным гостем в её доме, желанным, скорее, единственным.

За годы вера в людей как-то истощилась и совсем в один из дней улетучилась, а вера в Бога окрепла, обрела новые силы.

Тяжело было осознавать, как и где живёт женщина, пришло время, когда просто стало страшно жить и выходить из дома, не прочитав молитву во спасение души и тела.

Больно было понимать, что кроме пустоты, разочарования и боли в душе у девушки ничего светлого и радостного нет.

Мария, в очередной раз прокручивая, как киноленту, прошедшие пять лет, тяжело вздохнула, переведя взгляд на лежащий рядом телефон.

Молчавший до этого телефон вдруг подскочил и издал резкий звонок. Мария протянула руку и открыла чёрную крышку, при этом вымолвив слова, привычные для себя слова:

— Вспомни чёрта — он появится.

На другом конце линии раздался играющий голос её бывшего, несостоявшегося счастья.

Он предложил Марии прогуляться и провести одно время на двоих. Женщина понимала, что чёрт, иначе его не назовёшь, просто ищет очередную дозу подпитки и ничего полезного и приятного ей ждать от этой встречи не стоит, кроме испорченного настроения к концу встречи и этой прогулки по зимнему городу.

Немного помолчав, он начал разговор с другой стороны, предложив Марии сходить в храм…

Алексей за долгое время общения с ней знал, что Мария почти во все праздники посещала храмы или соборы, она постепенно научила его ставить свечи и подходить к иконам.

Только вот о чём он у них просил и что им говорил, она никогда не знала и не узнает. Так как этот человек никогда и ничем не делился и никогда не говорил ей правду.

В храм надо было идти, и женщина, недолго колеблясь, накинув пальто, вышла из дома, пересилив в очередной раз своё отвращение к этому человеку и всему люду, который её окружал за дверью. Посещение храма вдвоём ей на этот день показалось куда реальней и проще, отправиться в него одной у неё точно не хватит сил, и по ряду причин её поход будет отложен в лучшем случае на неделю, а то и на три.