Случайная встреча

Галина Беззубова

Глава 6

Подойдя к турникету, старушка объявила, что у неё пенсионный, а она его, наверное, забыла. Девушка предложила ей жетон, на ходу добавив, что пенсионный ей не пригодится, так как весь её вид уже говорит сам за себя.

Для Марии было совсем не важно, воспользуется старушка её жетоном или своим пенсионным билетом. Ей был в тот момент важен сам путь: чтобы попасть на день рождения, у неё совсем не оставалось времени. Пройдя через турникет, девушка помогла старушке встать на эскалатор, но опять ощущение, что та не нуждается в её помощи, посетило девушку. Мария несколько раз пыталась рассмотреть женщину. Пальто на ней было старое, ветхое, но какое-то очень странное сукно, плотное и ей незнакомое, она даже не могла вспомнить такое в гардеробе своей мамы в очень раннем детстве.

Сумка была сшита из ткани, прострочена толстой строчкой, имела две ручки.

Спустившись, они вошли в вагон, кто-то уступил место, и Мария сразу посадила старушку на скамью. Та протянула руку и попросила девушку отдать ей книгу. Девушка объяснила старушке, что это Библия, что она давно хотела её иметь и вот наконец-то приобрела. О Библии на тот момент Мария совсем забыла, ни разу не вспоминала и не думала, голова была занята вопросом, на какой станции метро ей лучше выйти, чтобы успеть по крайней мере уже просто зайти на работу, чтоб день не был совсем потрачен впустую.

И только поздней ночью в голове Марии всплывёт тот странный факт, что слепая старушка смогла понять, что в руках девушки Библия, и предложила облегчить ношу, взяв книгу в свои руки.

Девушка, немного подумав, спросила номер дома, где проживала старушка, и обрадовалась, кода выяснилось, что дом находится недалеко от её места работы. Тогда она предложила старушке выйти на станции, удобной для них обеих.

Но старушка опять не согласилась, сославшись на то, что там очень много ступеней на выходе. Девушка, немного подумав, вспомнила, что там действительно есть ступени, которые она раньше не замечала и не придавала им особого значения. Оставался только один выход, предложила его уже сама старушка, удобный и знакомый для неё, но совсем не удобный для Марии. Если она выйдет там, то совсем не успеет на день рождения. Если ехать на работу, то это опять лишний транспорт, время. Она собралась туда только по той причине, что день ушёл, по её мнению, в никуда.

Выйдя из вагона и подойдя к эскалатору, старушка подхватила девушку под руку, показывая, что перила закончились, предупреждая её об опасности. Девушка опять была изумлена её внимательностью и ещё раз вгляделась в бело-голубые глаза, те, как прежде, не выдавали никакого признака зрения. Девушка подняла сумку с эскалатора, которую периодически ставила куда-либо из-за тяжести, та, как будто пролежав где-то лет сто, начала медленно расползаться.

— Как вы её понесёте? — обратилась она к старушке, а возможно, уже к себе.

Выйдя на улицу, старушка объявила девушке, что ей нужно купить хлеб. Девушка огляделась, пытаясь вспомнить, где ближайший магазин. Но старушка вновь указала верным направлением руки в сторону хлебного ларька. Марию вновь посетило удивление: то ли старушка, имея два зрячих глаза, не видит ничего вокруг себя, то ли люди, не имеющие зрения, ориентируются лучше, чем зрячие. Когда они подошли к ларьку, старушка попыталась достать деньги из носового платка, скрученного маленьким рулетиком.

Мария, спросив, какой хлеб нужен, сказала, что купит его сама. Она это делала опять не из милосердия, а чтоб хоть как-то сэкономить своё время. Хлеб был мягкий, тёплый и пахучий, как будто только что вынутый из печи. Девушка потом долго ощущала этот запах с собой рядом.

Старушка предложила девушке взять часть хлеба себе, так как для одной его очень много, Мария отказалась, сославшись на то, что пойдёт не домой, и предложила оставшуюся часть скормить птичкам.

Они вышли не торопясь к остановке, автобус не заставил себя долго ждать. Мария направилась к двери, поддерживая старушку под руку. Та недолго думая опять заявила, что автобус коммерческий и она на нём не поедет, так как имеет право бесплатного проезда на льготном транспорте. После этих слов девушка внимательно посмотрела на автобус и была в который раз удивлена: автобус действительно был коммерческим. Для того чтоб это понять, надо было по крайней мере если не спросить водителя, то прочитать табличку с указанием на стоимость проезда.

Девушка недолго думая подтолкнула старушку в автобус, предложив оплатить транспорт. Она протянула деньги водителю, сказав, что старушке выходить через две остановки. Водитель, закрывая дверь, возмущённо произнёс:

— Я не возьму с неё денег, а Вы если взялись её провожать, так провожайте дальше!

И опять только ночью в памяти Марии всплыли его слова. Откуда он знал, что она провожала старушку, что та ей — абсолютно чужой, незнакомый человек.

Проехав две остановки, Мария помогла старушке выйти, направилась в сторону её дома. Пожилая женщина лет восьмидесяти пяти сказала ей чуть слышно, что она сама уже доберётся, что ей осталась совсем близко. Дом был через дорогу, но Марии путь показался очень далёким, если его измерять шагами старой женщины. Да и сумка, надорванная со всех сторон, имела определённый вес.

Ей как-то вдруг стало жаль эту бабушку, которой приходится передвигаться по большому городу одной, имея при этом уже выращенных детей.

Они прошли метров сто в сторону дома, где проживала старушка. Им навстречу, к великому удивлению Марии, вышла из дворовой арки сестра Светлана, объявив, что свой день рождения она всё-таки решила отметить на работе, что всё уже готово и Марии следовало бы поторопиться. Мария представила ей старушку, короткой фразой объяснив, что ей надо её проводить и что она немного задерживается, поцеловала сестру и поздравила с днём рождения. Та в свою очередь ещё раз сообщила, чтоб Мария приходила на работу. Девушка направилась в сторону дома попутчицы, спросив у пожилой женщины, где её подъезд.

Старушка, показав и объяснив, как-то замешкалась и спросила: может, Марии лучше пойти с сестрой, так как у той всё-таки день рождения? Девушка не среагировала. Она уже не представляла, как она может передать тяжёлую бутыль в руки старой слепой женщины. Сказав, чтоб старушка не беспокоилась, Мария взяла ее под руку. Они подошли к лифту, поднялись на какой-то этаж. Девушка не запомнила парадной, также она не запомнила этаж, а выйдя из лифта, спросила лишь одно: сможет ли женщина сама пройти к себе в квартиру. Старушка ответила, что без труда с этим справится. Девушка, попрощавшись, шагнула обратно в лифт, а старушка, перекрестив девушку лёгким движением руки, во весть голос, как тогда показалось Марии, начала её благословлять, желая ей лёгкой и чистой жизни.

Двери лифта закрылись, а голос ещё долго был рядом, обогревая и лаская тело, душу и разум девушки.

Придя на работу, Мария обнаружила на голове косынку, а в руках — большую красную книгу под названием «Библия».

В этот день её осыпали комплиментами, Мария смотрела на приятелей и приятельниц своими чистыми глубокими красивыми глазами и не могла понять, в чём они видят её красоту, почему ей все говорили, что она в этот день необычно красивая, хотя заехать домой и привести себя в порядок у неё совсем не хватило времени.

Сейчас она даже не помнит, осталась в тот день она на дне рождения или просто, поздравив сестру и немного посидев, уехала домой.

Только старушка изо дня в день всплывала в её памяти, иногда её облик и голос являлись тихими ночами. Мария жалела только об одном: что была не очень внимательна к ней, что голова девушки была заполнена, как всегда, совсем не тем чем надо и что многое она бы отдала за то, чтоб пройтись не торопясь, выслушав и спросив, побеседовав с этой милой и очень, как ей показалось, необычной женщиной, сопровождая её под руку в тот тёплый, солнечный зимний день.

Мария мучительно сожалела, что не слушала того, что пыталась рассказать ей пожилая женщина.