Бизнес-бомж

Галина Беззубова

Глава 13

Вернувшись к себе в квартиру, Степан долго стоял и смотрел на свой матрас. Он — даже он — понять не мог, что это. Если бы его отдали на экспертизу, то самые умные и сообразительные знатоки не смогли бы определить, из чего он всё же состоит. Ну да ладно… Степан подошёл к нему, скрутил, как мог, и понёс на помойку. Шёл он гордо, легко, свободно. Он нёс своё прошлое, нёс, чтоб зашвырнуть его туда, где ему самое место. Он с лёгкостью швырнул матрас так, что тот даже как бы открыл крылья в полёте — так показалось, по крайней мере, Степану. Он представил себя в виде этого матраса. Себя — того, три месяца назад, — чёрного, грязного, пустого, набитого одним дерьмом и пережитками прошлой, страшно грязной жизни.

Прежде чем войти в квартиру, Степан перекрестил дверь, произнёс молитву — уже привычные слова.

— Ангел мой, пошли со мной, — и преступил порог. Войдя в квартиру, Степан сказал: — Я благословляю свой дом и свою жизнь в этом доме. Аминь.

Степан нажал на газ своего серебристого «Форда», и тот полетел со скоростью ветра по лесным дорогам. Следом за ним поднимались клубы пыли, как будто забирая и унося его прошлое.

Утром его ждала важная встреча. Насколько она была важной для него — знал только он. Это была встреча с Сергеем. Сергей часто приезжал к Степану — не для того, чтоб убедиться, что дела идут нормально, а для того чтоб просто отдохнуть, посидеть и поговорить с друзьями. У него появились друзья и отдушина. Он знал, что его всегда там ждут, всегда рады, искренне рады — без масок, без лицемерия и лжи. Он знал: никто не стоит за спиной, а если и стоит, то только для того, чтобы он, как всегда засидевшись поздним вечером, перешедшим плавно в ночь, не чуствал ни холода, ни ветра в их оживлённом бесконечном разговоре.

Клюшка — нет-нет, да поднесёт мягкий плед, чтоб укрыть их, при этом как-то по-матерински бранясь о том, что они совсем со своими делами выжили из ума и не следят за своим здоровьем. А им очень оно важно, так как если что-либо с ними случится и они слягут, то остальным без них не жить. Она даже стукала иногда их по плечу, строго наказывая:

— Не смейте у меня ни болеть, ни умирать.

При этом незаметно ни для кого крестила их и исчезала, так же незаметно, как подходила.

За Степаном пошли все, так как выбора у них не было. Да ещё к тому же он так красиво и сказочно рассказал им про «благоприятное завтра», что они не смогли в это не поверить. В тот же день он купил землю, заказал три вагончика и разбил палатки. Друзья по несчастью собрали свои узлы с пожитками, отнесли на ближайший холм и подожгли своё прошлое, взявшись за руки, дружно сказав:

— Гори синем пламенем наше «худое вчера».

Первое, что они сделали, — построили баню. Один вагончик оборудовали под кухню, два других под спальни, а четвёртый сделали комнатой отдыха, в которой почти во всю стену Степан установил икону Божьей Матери. К ним часто приезжал Семёныч, рекомендуя лекарства и выписывая рецепты, но, как ни странно, никто из них никогда не болел. Все пошли на поправку и восстановление очень быстро, работали легко — с азартом и шутками. Иногда падали, поднимая непосильную ношу, несли — и опять шутили. У них как-то сама по себе получилась большая дружная семья, в которой царило взаимопонимание, уважение и терпение. Каждый занимался своим любимым делом, так как всё, что они делали, было любимым, только по той причине, что они очень любили и ценили свою, созданную своими руками, жизнь. Сергей и Семеныч всегда просто удивлялись их выносливости и хватке. Через полгода Сергей начал хлопотать по восстановлению их личностей и документов — это оказалось самым сложным. Но никто не ныл, не выл, не плакал и не огорчался. Отнеслись к этому терпимо, а деньги и связи, всем известно, в этом мире делают чудеса. Через два года была обработана и засажена вся земля, приносящая хороший урожай. Спустя ещё три года — велось большое хозяйство, у самой дороги стоял небольшой ресторан. Ресторан назвали «Сергей», а приглашённому Сергею ко дню открытия выдали сертификат, который означал, что тот имеет полное право посещать этот ресторан до конца дней своих с неограниченным количеством гостей за счёт заведения. На сертификате стояла гербовая печать с изображением Степана и подписью на пол-листка: «Бизнес-бомж».

Чуть дальше на холме красовалась, как невеста на выданье, церковь — вся белая, светящаяся неистовым светом, и имя ей было — «Ангел». А служил в ней батюшка Степан. Церковь никогда практически не была пустой. Люди ехали и ехали, останавливаясь передохнуть, перекусить и покаяться в грехах.

И Степан с Божьей помощью отпускал им грехи, благословляя их в долгий трудный путь, в счастливую любимую жизнь… Аминь.

За церковью был построен небольшой бассейн, облицованный бутовым камнем, наполнявшийся чистой живой родниковой водой. Вода текла и текла через этот бассейн, омывая и промывая его и всех тех, кто в него опускался. Управлял им и заведовал, как вы, наверное, догадались, конечно, Бассейн. Имя он себе восстановил, вспомнил его, но так он хотел этот бассейн, столько вложил в него сил, умения, любви и тепла, что так и остался Бассейном, со своим бассейном — одним целым.