Вера

Ал.Боссер

Глава 2

И вот Сан Саныч ехал в отпуск. Собственно, даже не в отпуск, а так, на четыре дня. Витюша позвал познакомить со своей невестой.

Витюша решил похвастаться перед Сашкой сразу всем: встретил друга на белой «волге», папином подарке, и, конечно, в сопровождении очаровательной Ритули. Правда, насчёт машины побурчал немного, что папенька мог бы и чёрную. Но, видите ли, посчитал это нескромным (белая — вполне скромненько).

К Ритуле, по-видимому, у него претензий не было. В машине она села сзади, рядом с Сашкой, и очень внимательно его разглядывала. Ну очень внимательно. Сашка напрягся: «Да что эта кукла себе думает?! Вот всё Витюше расскажу! Невеста, блин!»

(Кстати — именно «блин». Ничего другого. Сашка не сквернословил, даже мысленно.) Но Рита сама объяснила своё, такое повышенное, внимание к Сашкиной персоне.

— Витюша! Давай твоего друга с Верочкой познакомим!

— С этой принцессой? — Витюша в изумлении даже вывернулся назад.

— Следи, пожалуйста, за дорогой! — Рита, оказывается, могла не только ворковать голубкой сизокрылой. — А что, собственно, тебя удивляет?

— Да нет! — хмыкнул Витюша. — Похоже, ты права! — (он мог бы добавить: «как обычно»). — Сашка у нас рыцарь. А рыцарь и принцесса — чем не пара? Только Верочка гордая. Узнает, что зовёшь познакомиться, — ни за что не придёт!

— Ну, милый! Это моя забота. Придёт! — проворковала Рита и так посмотрела на Сашку, что у того пересохло во рту… И он решил не возмущаться тому, что его мнение в расчёт не принимается.

Вера пришла. Дверь открыла Рита. В прихожей шёпотом объяснила всё же, зачем позвала. Конечно, шёпотом же начался спор. Возможно, Вера просто, чисто по-женски, разогорчилась, что оделась буднично. Рита, вероятно, считала, что джинсы и свитер — вполне ничего себе. Некоторые даже в театр так ходят.

Ребята сидели в зале. Витюша, услышав оживлённое шушуканье из прихожей, сделал озабоченное лицо и пошёл на кухню.

Рита прервала спор радикальным способом: она просто втолкнула подружку в зал.

Сашка медленно поднялся с кресла. Он понял, что пропал. Хотя девушка вовсе не была красавицей. А уж рядом с шикарной Ритулей…

Среднего роста, стройная, с тонкими чертами лица. Пышные, не совсем послушные, рыжеватые волосы. Бледноватая кожа. Сердито прищуренные тёмно-зелёные глаза. Надутые, сладкие даже на вид, губы. Правда, в сердитых глазах что-то мелькнуло, когда она увидела высокого чернявого красивого парня.

Слегка запыхавшаяся Рита поставила их перед фактом:

— Вот, знакомьтесь! Моя подруга — Вера. А это — Саша, товарищ Витюши.

— Товарищ Витюши? Вот уж не лучшая рекомендация для парня! — съехидничала рыжая злючка.

— Ну, дальше сами! — усмехнулась Рита и тоже вышла на кухню. Сговорились с Витюшей, наверно. Заранее.

Впрочем, Сашку сейчас это волновало, пожалуй, меньше всего. Он выпрямился во весь свой немаленький рост. И отчаянно, почти как в детстве перед дракой, улыбаясь, сказал:

— Вообще-то Витюша — парень не плохой. И друг надёжный. Уж не знаю, чем он вас так допёк! Ко мне, во всяком случае, он с нескромными предложениями не подкатывался.

Зелёные глаза стали большими-большими, и девушка, не в силах сдержаться, прыснула. Ну очень! Ну очень-очень ей не хотелось сердиться на этого парня. Легонько, с облегчением вздохнув, она подошла к Саше и, глядя снизу вверх, протянула свою лёгкую ладошку с длинными тонкими пальцами:

— Вера! Очень приятно!

Саша осторожно пожал её руку. И от волнения едва не позабыл сказать, что и ему тоже очень… и вообще…

Вечер удался на славу. Рита прекрасно готовила, и всё было чудо как вкусно! Витюша был в своём репертуаре — весь вечер хохмил… Вот только ни Верочка, ни тем более Сашка ну ни в жизнь бы не вспомнили — ни что они ели, ни Витюшины приколы. Хотя попробовали всё. И смеялись, как положено, правда, иногда невпопад. И улыбались друг другу, просто когда встречались взглядом…

— Ну всё! — с облегчением подвела итог вечеру Рита. — Это мы бездельники. Саша в отпуске, у нас с Верочкой каникулы. А Витюше завтра на работу. — (Кстати. Единственный недостаток Витюшиной работы — это как раз то, что на неё надо было всё же ходить.) — Саша! Провожай Верочку.

— Послушай! — Сашка пихнул товарища в бок. — Она у тебя всегда командует?

— Всегда! — с обожанием глядя на свою невесту, подтвердил Витюша.

Они вышли на улицу, и Вера, легко прижавшись к Саше, сама взяла его под руку.

— На метро?

— Почему это? — возмутился Сашка. — Я всё же моряк! Только на такси!

— Вам так не терпится от меня избавиться? — улыбнулась девушка.

— Ох! — весело воскликнул Сашка. — Я бумажник не взял. Так что придётся пешком.

— Ах! Ну зачем такие страсти! — в тон ему ответила Вера. — На метро, так и быть, я вас прокачу! Всё же вы — гость нашего города.

В метро они стояли, молча улыбались друг другу, держась за поручни. (Сашка, кстати мог бы и не держаться: «Тоже мне качка!»)

…Оба как-то притихли перед её домом. Сашка мучительно соображал: что же сказать? А Вера тоже посерьёзнела и ждала, что же он скажет. Поняла, что придётся ей проявлять инициативу.

— Вы в Ленинград надолго?

— На четыре дня, — Сашка вздохнул с огорчением. — Но один уже прошёл…

— А хотите, я повожу вас по городу? У нас очень много интересного.

— Ну конечно! Хочу! — Сашка даже не пытался скрыть свою радость.

— Я завтра позвоню. Вы будете ждать? — (Если у женщин убрать кокетство — мир очень потеряет! Будет ли он ждать?!)

Возможно, Верочка была неплохим гидом. Но Сашка кроме неё ничего не видел. Да успеет он эти церкви, музеи и фонтаны посмотреть! Подумаешь!..

В аэропорт ехали уже вчетвером. Рита сидела теперь впереди и старательно делала вид, что её совсем не интересует, что там у Веры с Сашей. А те сидели чинно на заднем сиденье и подавленно молчали.

Когда Саше уже объявили посадку, Витюша крепко пожал ему руку и, обняв, гулко хлопнул по спине. Рита чмокнула в щёку и пальчиком растёрла след от помады. Потом парочка бесцеремонно уставилась на влюблённых. (Хотя и сами вроде как влюблённые. Только всё же по-другому.)

Вера поняла, что опять инициативу придётся проявлять ей. Эти черти ведь ни за что не поверят, что они ещё не только не целовались, но вообще — на «вы». Засмеют! Она решительно шагнула вперёд и, поднявшись на цыпочки, мягко прижавшись, нежно поцеловала Сашку в губы. Вокруг них сразу возникла звенящая тишина. Конечно, по-прежнему продолжались аэропортный шум и толчея. Но Сашка слышал только шёпот:

— Пиши! Санечка!

— Каждый день! Обещаю!