«Ничего личного» — принцип киллеров

Часть 1

Ал.Боссер

Глава 8. Несколько романтичная. Никак без этого. Ничто человеческое… ну и т. д.

Ксения была девушкой не только очень красивой, но ещё и умной. (А что? Это сейчас не такая уже и редкость.) И надо же!..

Все её друзья и родственники говорили: «Ты такая красивая! Почему бы тебе не попробовать поучаствовать в городском конкурсе?» Она и записалась.

Прошла отборочный тур и даже вышла в финал. Конечно, ни стать победительницей, ни даже войти в тройку без бандитсвующего «спонсора» было нереально, но Ксюшу заметили и вместе с ещё двумя девушками-финалистками предложили контракт. С филиалом очень известного дома моделей.

Филиал находился в Берлине. С девушками был подписан весьма обстоятельный договор с очень заманчивыми условиями. Выплачен аванс. По дороге сопровождающие были очень предупредительны. Девушек совсем не насторожило то, что планировалась остановка в Хорватии — для того, чтобы забрать там ещё несколько участниц проекта (так им сказали).

И этот старинный дом, похожий на замок, им очень понравился. Вся мебель в нём была то ли старинная, то ли под старину.

А вот сейчас Ксюша сжалась на резном кресле и мечтала стать маленькой-маленькой, чтобы провалиться сквозь землю. Или ещё лучше — проснуться, и всё оказалась бы просто кошмарным сном. Но страшное лицо Крыса, хоть и гнусно изгибалось в заволакивающих Ксюшины глаза слезах, всё же не исчезало.

Ник, давая очередное задание, обычно старался обойтись без лишних комментариев, но на этот раз не получалось.

— Наш объект обосновался на Кипре, называет себя Маркиз, — начал он.

— Неужели аристократ? — поинтересовался Дон.

— Такой же аристократ, как я прима-балерина, — усмехнулся Ник. — Просто хапнул столько, что может называть себя теперь хоть фараоном египетским.

— Можно подумать, он один! — вставил свои «пять копеек» Бал.

— Это не наш профиль, — попытался прервать посторонние разговоры Ник. — А у этого типа клювик и без того запачкан. Кроме собственно ликвидации нас очень интересуют документы, которые он держит в сейфе. Меры предосторожности он принимает по высшему разряду. Даже в машину садится и выходит из неё только на закрытых и охраняемых стоянках. В общем, без риска не подступиться. Но есть одна слабость у человека: красивые девочки.

— Всё! Мы следующие! — Дон пихнул Бала в бок. — Видал, какое у нашего руководства отношение к аморальному поведению. Догадываешься, кому поручат…

— Я попрошу серьёзней! — взвился Ник. — Почему каждый раз всякие дурацкие реплики?

Дон хотел ещё что-то сказать, но Блэк укоризненно покачал головой, и он осекся.

— Я продолжу, с вашего разрешения, — обратился с ехидцей к Дону Ник.

Тот фыркнул, но промолчал.

— Девочек, чтобы вы знали, этот негодяй заказывает. Поставляет их ему один сутенёр. Точнее — это братья. Кочарян. Старший — Гарик и младший — Артур. На них у нас тоже нет выхода. Но в Хорватии есть один тип. Сагалов Александр. Как видите, эти мерзавцы по всему миру орудуют. Через него девушек из России, Украины и т. д. переправляют заказчикам. Вот он с нами сотрудничает.

— Ага! — не удержался Дон. — Теперь понятно, откуда у тебя Зоечка.

(Зоя, красивая блондинка с потрясающими воображение формами, была секретаршей Ника и предметом всеобщей к нему зависти).

Ник самодовольно хмыкнул и продолжил:

— Кличка у него весьма мерзкая — Крыс, но он ею почему-то даже гордится. Вот он нам и поможет. Подберёт подходящую девушку и сведёт с Кочарянами. Ну а дальше — уже вы разберётесь.

— Тебе самому не противно — с такими типами сотрудничать? — поинтересовался Дон. — Может, мы и его уж заодно?.. А? Чтоб два раза не бегать.

— Не он — так другой. А от этого хоть какая-то польза, — вздохнул Ник.

— Ты что, сука! Не понимаешь, куда попала? Скажи ещё, что не знала вообще!

Ксения, глотая рыдания, начала лепетать что-то насчёт контракта, тогда Крыс быстро отвесил ей пару несильных, но жгучих пощёчин.

— Будешь ломаться, дрянь такая, на иглу посажу! Поняла?

Ксения зарыдала, и Крыс опять замахнулся.

В это время в дверь комнаты постучали.

— Ну кто там ещё?! — заорал Крыс. — Я же сказал — не мешать! Что надо?

Он распахнул дверь.

— Привет! — почти вежливо сказал Дон и легонько втолкнул Крыса в комнату. Выскочивший откуда-то сбоку Бал был куда как менее обходителен. Он бешено крутнулся и впечатал каблук своего тяжёлого ботинка Крысу в живот. Тот устоял, но скорчился, мучительно пытаясь продохнуть. Бал резко шагнул вперёд и добавил локтём в лицо.

Обливаясь кровью, Крыс отлетел под стол, а Дон придержал намеревавшегося продолжать Бала.

— Займись девчонкой. Я сам с ним пообщаюсь.

Бал схватил оцепеневшую девушку и буквально вытащил её из комнаты.

— Вставай! Чего разлёгся? — без особенного сочувствия сказал Дон Крысу.

Тот приподнялся и, зажмурившись, начал ощупывать свои зубы изнутри языком, проверяя, сколько шатается. Потом прохрипел со злобой:

— Этот щенок что, взбесился?

— Заткнись! — недобро предупредил его Дон. — Всё должно быть натурально.

Хорошо понимая, с кем имеет дело, Крыс благоразумно промолчал.

— Документы девочки давай! — морщась от отвращения, сказал Дон.

Цепляясь за стол, Крыс с трудом поднялся и достал из кармана паспорт Ксении.

— Всё? — спросил Дон, быстро пролистав документ.

— А что ещё? — Крыс, постанывая, сел в кресло, в котором только что страдала его жертва.

— Ладно. Живи пока, — сквозь зубы процедил Дон. (Он чувствовал себя последней сволочью: уходит, а в доме наверняка есть ещё девчонки).

Когда Дон вернулся в машину, Блэк с невозмутимым видом сидел за рулём. А Бал пытался успокоить Ксению. Та забилась с ногами в углу на заднем сиденье и дрожала, как от холода, хотя в машине было тепло, и Бал ещё набросил ей на плечи свою куртку.

Как только Дон сел, Блэк сразу рванул с места.

— Ну что, красавица! — Дон вывернулся назад и насмешливо улыбнулся. — Зовут как?

— Ксю… Ксе… — попыталась ответить девушка.

— Ксения? — «догадался» Дон. (Он только что смотрел её паспорт).

Девушка закивала, умоляюще глядя на него.

— Ну! И что нам с тобой теперь делать? — спросил Дон, оценивающе разглядывая Ксению.

Прекрасные глаза девушки опять наполнились слезами.

— У тебя сейчас нет ни денег, ни документов, — мягко пояснил Бал. — И ничего не бойся. Никто тебя больше не обидит.

Девушка перевела на него свои влажные «изумруды» и всхлипнула.

Бал, не удержавшись, ласково тронул её руку.

— Успокойся, Ксюша! Говорю же: никто тебя больше не обидит.

(Тут надо немного объяснить. У Бала несколько лет назад был весьма бурный роман с красавицей мурманчанкой, Надеждой. Потом они как-то глупо и бессмысленно расстались, кстати, по его вине, но и теперь он не мог остаться равнодушным при виде такой же пронзительно красивой шатенки с чудесными волосами и зелёными глазами).

— Да. Но ты, девочка, должна нам помочь, — вмешался Дон. — Услуга за услугу. Понимаешь?

«Ах, вот что!» — Ксения гневно сверкнула зарёванными глазами и гордо вскинула голову.

— Слушай! Помолчи лучше! Дипломат хренов! — разозлился Бал. — Ксюша, мы обязательно тебе поможем, но и нам нужна помощь. В одном деле. Послушай…

Когда Бал объяснил, что это за дело и какая помощь от неё требуется, Ксения молчала, полностью ошеломлённая:

«Господи! Почему я всегда попадаю в какие-то невероятные истории!»

— Тебе ничего не грозит, — сказал, ободряюще глядя на неё, Дон. — Ещё и неплохо заработаешь! Всё это не бесплатно. И с документами поможем.

Бал смотрел умоляюще.

«Ребята вроде симпатичные… — подумала девушка. — Хотя и те, с фирмы, казались такими лапушками!»

И, ругая себя «последней авантюристкой», Ксения согласилась, оправдываясь тем, что другого выхода у неё всё равно нет.

Блэк остановил машину и, не сказав ни слова, вышел.

— Видала! — хмыкнул Дон, протискиваясь на водительское место. — Он у нас такой: Ни тебе — здрасте, ни мне — спасибо, ни нам — до свидания!..

Уже на следующее утро они были на Кипре.