«Ничего личного» — принцип киллеров

Часть 1

Ал.Боссер

Глава 1. Израиль, наши дни

11 утра, середина недели, а народу в бассейне уже немало. Бал лениво полулежал в шезлонге и честно пытался о чём-нибудь подумать. Получалось — не очень. Жара! И Бал с удовольствием отдавался блаженному ничегонеделанию и ничегонедуманию.

Но вдруг он оживился.

Из женской раздевалки вышла девушка. Так как она имеет некоторое отношение к дальнейшим событиям, я сразу её и опишу.

Девушка была чудо как хороша! Широкие скулы (хотя, кажется, сейчас широкие скулы — модно). Чувственные губы. Почти курносый носик, широкие тёмные брови. Подбородок, пожалуй, слишком упрямый для девушки. Но вот глаза и волосы — не придерёшься. Большие лучистые серо-зелёные глаза. Знаете, такие, что в гневе и страсти — темнеют. И чудной красоты тёмно-каштановые волосы. Длинные, блестящие и упругие.

При этом ничего от так называемой модельной внешности в ней вовсе не было. Длинные стройные ноги — кругловаты; бёдра — крутоваты. Мягкий животик, даже без намёка на эти жуткие квадраты. Высокая грудь. Всё это великолепие было слегка прикрыто светло-зелёным купальником весьма незначительных размеров. И если вот так вот прищуриться, то вполне можно представить её и без ничего.

Но этому чёртову Балу прищуриваться было незачем. Самодовольно и чуть-чуть смущённо улыбаясь, он с удовольствием вспоминал, что проделывал с этим чудесным телом прошедшей ночью, а сегодня…

Он привстал и призывно помахал рукой. Величественно неся себя, всю такую, девушка подошла к нему и, склонившись, уронила на его лицо душистую волну своих чудо-волос.

— Спрятался, да? — у неё был грудной, с мурлыкающими прожилками, голос.

Бал блаженно улыбнулся, но тут же спохватился, представив, как она, так выгнувшись, смотрится со стороны в этих зеленоватых тряпочках.

— Полинка, солнышко! Пожалей мужиков! Садись, я тебе полотенчико постелил, — cподхалимничал он.

— Какие мы нежные! — бесчувственно ответила «солнышко», но всё же выдвинула шезлонг из тени и величественно положила в него свою шикарную попу.

Бал пододвинулся и озабоченно предложил:

— Давай кремом намажу, а то сгоришь, сметанка!

(Я, увлекшись описанием фигуры, забыла сказать, что у девушки была очень белая кожа, буквально белоснежная. Так что опасения Бала были вполне обоснованы!)

— Ты просто деспот какой-то! — возмутилась Полина. — Каждый раз — то «в тенёк», то «давай намажу», — передразнила она. — Я хочу хоть немного загореть, третий день уже, а ещё ни капельки, смотри!

Она сдвинула чашечку лифчика, чтобы он убедился: никакой разницы! Бал покорно вздохнул и, потянувшись, поцеловал её в молочное плечо.

— Скажут: старый чёрт, вон какой кусочек отхватил! — виновато сказал он.

— Вот только не надо прибедняться! — улыбнулась Полина. — Закрась седину— и будешь выглядеть не старше меня! Ты вот какой у нас стройненький! — она, дурачась, щекотнула его за живот. От щекотки Бал дёрнулся и глуповато хохотнул. Но ответил серьёзно:

— Знаешь, девочка, я свою седину честно заслужил, чего мне её стеснятся? Кстати, всё равно ни один нормальный мужик, мне тебя не простит, пусть думают, что выпендриваюсь. Хочешь, трюк покажу?

— Это как сегодня под утро? — промурлыкала его спутница.

Бал даже смутился:

— Серьёзно, когда-то благодаря нему я, можно сказать, жив остался…

Он притащил пластмассовый стул и поставил его на край бассейна.

— Садись.

— Ты меня столкнёшь в воду! — предположила Полина.

— Не говори глупости, я прыгну через тебя, сальто. Ну, не трусь!..

Он отошёл, прикинул на глаз расстояние, и побежал.

Раз, два, три… прыжок. Довольно эффектно перелетев через взвизгнувшую Полину, Бал нырнул в тёплую прозрачную воду бассейна.