Улика

Ал.Боссер

Рабочий мебельного магазина Петрович, надрывая жилы и поминая всех святых, пёр тяжеленный декоративный карниз на пятый этаж. И вроде не такой уже большой этот чёртов карниз. Метра два. Но как будто его из чугуна сделали. И лифт не работает! А напарника ему бригадир не даёт. Говорит: «Ты, Петрович, со своими двумя высшими техническими в лёгкую справишься!» Издевается, гад.

Вот наконец и пятый этаж. Петрович прислонил карниз к стенке, чтобы немного отдышаться, перед тем как позвонить в 18-ю квартиру. Этому заказчику, чтоб его… Он не заметил, как громоздкий карниз, чуть повернувшись, начал сползать и упёрся в дверь квартиры номер 17 рядом с квартирой заказчика. Дверь этой 17-й квартиры вдруг рывком открылась, и карниз рухнул в образовавшуюся щель.

Самойлов, жилец квартиры номер 17, был дома. Жена возилась на кухне, а он в зале смотрел телевизор, одновременно прислушиваясь к происходящему на лестничной площадке. Егоркины из 18-й затеяли ремонт и раздражали Самойлова и шумом, и самим фактом улучшения условий своего проживания.

Вдруг он услышал какую-то возню возле своей квартиры. Осторожно прокрался в прихожую и затаился. В дверь заскребли (как раз по ней сползал сейчас карниз), Самойлов рывком открыл дверь, чтобы поймать скребущего с поличным… и поймал удар в голову. Вспышка и навалившаяся темнота.

Егоркин, жилец 18-й квартиры, тоже был дома и с нетерпением ждал, когда наконец привезут карниз, который был последним штрихом в задуманном интерьерном шедевре. Вдруг на лестничной площадке послышался какой-то шум, потом грохот, и наступившую вслед за этим недолгую тишину нарушили причитания.

Причитал Петрович, который испугался, что карниз разобьётся и у него вычтут его немаленькую стоимость из зарплаты. Увидев, что карниз упал на мягкое (на Самойлова), Петрович сначала успокоился. Но тут выскочила жена Самойлова. Как была. В фартуке и с половником в руке. Увидев распростёртого на полу мужа и склонившегося над ним Петровича, она тоже сделала определённые выводы и отчаянно заголосила: «На помощь! Убили!»

Егоркин геройски выскочил на площадку, прихватив на всякий случай молоток. Увидев валявшийся на полу свой долгожданный карниз, он поднял отчаянный крик и начал угрожать молотком вконец растерявшемуся Петровичу, требуя немедленно доставить карниз по месту назначения в свою квартиру. Но тут на площадку вышел сосед из 20-й квартиры. Сергеев, военный пенсионер. Полковник в отставке. Быстро, по-военному сориентировавшись, он сказал, что до прихода милиции трогать ничего на месте преступления нельзя, в том числе и злосчастный карниз. Сам тем временем оперативно вызвал и милицию, и скорую помощь. Почему-то никому до этого эта очевидная мысль не пришла в голову.

Петрович, когда услышал про преступление, совсем скис. И Егоркин, только сейчас увидев бездыханного Самойлова, притих.

Скорая прибыла через десять минут, а ещё через десять подъехала и милиция во главе с молодым опером Поповским.

Начальник РОВД решил послать новичка на его первое дело. Самая обычная бытовуха. Никто не сбежал, все и всё на месте происшествия, которое и преступлением-то не назовёшь.

Он вызвал младшего лейтенанта Поповского.

— Ну что, товарищ младший лейтенант, поздравляю с первым заданием. Выезжайте по адресу.

— Что-то серьёзное? — ответственно подошёл к вопросу новичок.

— Попытка убийства! — хмыкнул начальник. — Кто-то кого-то по голове шарахнул.

— Вызвать ОМОН? — взволнованно спросил Поповский.

— Отставить! — разочаровал прыткого новичка начальник отделения. — Вот сержанта возьми, справитесь.

Начальник потрепал по мощному плечу мирно дремавшего в углу сержанта Соловейчика.

— А почему сразу я! — возмутился тот. — Чуть что, сразу Соловейчик…

Начальник притянул его к себе и на ухо нашептал, что за прытким молодым надо бы приглядеть, чтобы в порыве рвения чего не натворил.

— Бронежилеты берём? — возбуждённо спросил своего напарника Поповский.

Соловейчик закатил глаза и прошептал что-то про божью кару.

Они прибыли на место, когда бригада скорой помощи пыталась реанимировать потерпевшего. Врач, руководивший процессом спасения, сказал, что ничего гарантировать не может.

Из участников происшествия только карниз был в относительно нормальном состоянии. Самойлова откачивала бригада медиков, а Петрович, хоть и был в сознании, ничего внятного сказать не мог по причине сильного душевного волнения, усугублённого огорчением и состоянием после вчерашнего.

Поповский принялся за основную свидетельницу, жену Самойлова.

Та, размахивая половником, который так и держала в руке (происшествие застало её за готовкой супа) начала горячо и путано объяснять:

— Как грохнет! Я бегом! А он на полу, — про мужа. — А вот этот тип, — про Петровича, — склонился над ним. Бандит! Я — караул! Слава Богу, соседи выскочили.

Поповский по горячим следам принялся за допрос подозреваемого:

— Зачем вы напали на потерпевшего?

Петрович громко икнул и что-то замычал.

— Чем вы нанесли ранения потерпевшему? — наседал Поповский. — Вот этим предметом? — он показал на карниз, мирно валявшийся на полу.

— Твою мать! — встрял Егоркин. — Так то ж мой карниз…

— Ваш? — насторожился Поповский. — Так, может, вы и заказали вашего соседа? Какие у вас с соседом были отношения?

— Хреновые у них отношения! — вставила соседка с шестого этажа, гражданка Сомова, которая с интересом наблюдала за происходящим, перевесившись через лестничные перила. — У этого куркуля, — она обвиняющее указала на Егоркина, — со всем домом хреновые отношения.

— Значит, у вас были мотивы? — выстраивал обвинение Поповский. — И вы заказали вашего соседа!

— Да если бы я его заказал, — возмутился Егоркин, — то, наверно, не этому придурку!

Петрович возмущённо замычал. Он не всегда работал грузчиком в мебельном.

— Послушайте! — неожиданно обратился Егоркин к Поповскому. — Ну что это за орудие преступления — карниз? И неудобно, и вообще. Вот, молоток лучше возьмите! — он протянул оторопевшему Поповскому молоток, с которым выскочил на шум в подъезде.

— Так на нём ваши отпечатки! — засомневался Поповский.

— Вот дурак! — возмутилась жена Егоркина. — Я тебе передачи в тюрьму носить не собираюсь!

— Конечно! — прокомментировала Сомова. — Ей вон тому, — она указала на Самойлова, который потихоньку приходил в сознание и пытался с помощью врача и санитара сесть, — в больницу передачки носить приятней.

— Ах! Так вот в чём дело! — нервно крикнула жена Самойлова и со всего маху влепила мужу половником в лоб. Тот бездыханно повис на руках врача и санитара.

— И с тобой, стерва, я разберусь! — пригрозил жене Егоркин, помахивая молотком. Соловейчик вздохнул и забрал у него орудие намечающегося преступления.

— Надо же! — воскликнул санитар скорой. — Тютелька в тютельку!

— Это вы о чём? — заинтересовался Поповский.

— Так мужу гражданка врезала точнёхонько в то место, куда первый удар пришёлся.

— Что вы наделали? — воскликнул в панике Поповский. — Вы же основную улику уничтожили!

— А прекрасненько! — обрадовался Егоркин. — Всё же ясно! Пострадавший вона, отдыхает, преступник, — он показал на жену Самойлова, — тоже на месте, орудие преступления, половник, тоже присутствует и полно свидетелей! Меня пишите за главного свидетеля. А карниз мой теперь ни при чём. Эй! — Петровичу, — придурок! Ну-ка быстренько карниз мой затаскивай!

Поповский и моргнуть не успел, как сообразивший, что «вот оно, его избавление!», Петрович схватил карниз как пёрышко и буквально впорхнул с ним в квартиру Егоркина.

Поповский всё же хотел возмутиться, но тут санитар скорой, вздохнув, сказал:

— Мы можем многое, но иногда и мы бессильны.

— Умер? — с надеждой спросил Поповский. Он уже представлял картину: первое дело — и сразу убийство!

— Живой! — разочаровал его санитар. — Шишак будет здоровенный. Ничего с этим не поделать. Во! С пивную кружку! — он даже мечтательно сглотнул. — Ага! С пивную…

А как закончилась вся эта нелепая история? Егоркины помирились. Правда, с недельку жена походила с фингалом. А Самойловы, представьте, развелись! Самойлов сказал, что он просто боится в дом заходить. Ушёл к Сомовой на шестой этаж.

Много лет прошло. И подполковник Поповский, начальник РОВД, очень любит водить стажёров в склад вещественных улик и орудий преступлений. Там он показывает знаменитый половник и рассказывает вот эту историю.

Стажёры половник рассматривают, историю слушают и мечтают, что когда-нибудь и с ними случится нечто подобное!