Мыши

Ал.Боссер

Я, конечно, заранее скажу: более нелепую историю и выдумать трудно. А эта не выдумана. Поэтому с самого начала. Было это, если мне не изменяет память, в классе четвёртом.

Я училась в интернате… нет-нет! Всё с родителями нормально. Это был интернат для одарённых детей. Со всего района понавезли вундеров! В классе я сдружилась с одним мальчишкой (с девчонками у меня не очень…).

Юрка был уж точно самый одарённый среди всех. К сожалению — в основном, по химии. Химичка от него буквально плакала! Не было урока, чтобы Юрка чего не учудил. Его двести раз могли вытурить, но директор говорил: «шалости гения». Ему-то что! Он у нас литературу вёл.

Однажды Вер Сергеевна (училка по химии) не выдержала и Юрке уши надрала. Так он пригрозил школу сжечь. Представляете? У нас такой дисциплины никогда не было! Все свои вещи разбрасывать перестали. Всё всегда теперь было сложено и под рукой, чтоб в случае чего удобней и быстрей сбежать.

Все изучали планы эвакуации, вывешенные в коридорах, а кто не надеялся на память — тот те планы срисовывал. Ей-богу! Если бы на нас напала Америка, такого эффекта даже близко бы не было. Подумаешь, Америка! А Юрка личность известная. Завхоз даже директору подал план восстановления школы с учётом необходимых изменений. Мальчишки, которые раньше по всяким углам курили, теперь перестали (некоторые так и вообще курить бросили). Потому как не хотели, чтобы думали, мол, пожар из-за них начался.

Не думайте, что Юрка передумал или напугался. Просто отвлёкся на другое. Но я для чего про Юрку рассказываю? Чтобы вы всё дальнейшее поняли. Потому что моя история про мышей.

Ага! Про таких маленьких серых хвостатиков. Бр-р-р-р!

На летние каникулы наши родители договорились и разрешили нам месяц провести у моего деда в деревне! Вместо пионерлагеря, где всё по команде. Мы с Юркой здорово обрадовались и начали строить всякие планы. Юрка перво-наперво спросил:

— У вас там есть озеро?

Я думала, он за купание волнуется…

— Да! — говорю. — Озеро большое и чистое.

А он спрашивает:

— Там рыба есть?

Мне поплохело. Честно! Я же Юрку знаю. Еле уговорила его ничего не взрывать и радостно сообщила, что высоковольтной линии рядом там нет… Жалко, деревенские так и не узнали, как я их спасла!

Вообще, деревня эта была тихая и спокойная. Как сейчас говорят — пасторальная (я тогда таких слов не знала). Была… пока мы отдыхать не приехали. Юрка полную сумку чего-то привёз. По-первой договорился с деревенскими парнями и устроил салют после танцев в клубе. Всё прошло отлично. Сарай, который сгорел, был пустой и его всё равно собирались разрушать. Правда, не так быстро. Но все потом сказали, что это было лучше, чем обычная драка. Ну, хотя бы для разнообразия.

Юрка уже начал подготавливать салют помощней, как я ему говорю, что мыши одолели и хорошо бы он чего против них придумал. Ну, не знаю… Сказала первое, что в голову пришло. Юрку чтобы переключить. Жалко деревню стало.

Он заинтересовался. Спрашивает, а где больше всего мышей. Люська (она моя тётка, хотя всего на шесть лет старше) возьми и скажи:

— На сеновале.

И глупо хихикнула. Хотя в тот момент казалось, что она просто хихикнула, это потом уже выяснилось, что глупо.

Юрка к вопросу подошёл серьёзно. Он, к несчастью, ко всем вопросам серьёзно подходит.

Даже боюсь перечислить все варианты, от которых я его отговорила. А вдруг кто-нибудь воспользуется. Не буду брать грех на душу. После того, как я осторожно забраковала штук пятьдесят или тысячу его предложений, Юрка замолчал и обиженно засопел.

Мне даже неловко стало: и чего я такая привередливая? А Юрка помолчал и вдруг спрашивает:

— Ты Шерлока Холмса знаешь?

Я обрадовалась, что возражать не надо, и говорю:

— Конечно!

— Помнишь, как светящаяся собака всех пугала и даже сам Холмс сначала напугался?

Тут я не согласилась. Говорю, что Холмс совсем и не напугался. Юрка говорит:

— Напугался!

Я:

— Не напугался!

Юрка видит, что меня не переспорить, а книжки под рукой нет и мы спорим по памяти. Он говорит:

— Ладно! Холмс, может, не напугался, но доктор Ватсон точно напугался!

За Ватсона я спорить не стала, а спросила Юрку, чего это он сейчас про Холмса вспомнил.

Он объясняет, что мышей по одной не переловить, ведь неизвестно, сколько их там. Их, говорит, надо напугать! Сами разбегутся!

Я обалдела!

— Как, — говорю, — напугать?

Юрка говорит: надо, чтобы кто-то намазанный фосфорной краской ночью к мышам на сеновал зашёл.

— Ты, — спрашивает, — напугалась бы?

Ну, откуда у него фосфорная краска — вопрос смешной, а насчёт того, что напугалась бы — конечно!

Только кого намазать? Я — точно не пойду мышей пугать.

— Давай, — говорю, — я тебя намажу!

Юрка почему-то не обрадовался и на Ваську смотрит. Васька — кот деда. Ленивый и вороватый тип. То спит, то чего стащит.

— Ага! — говорю. — Точно! Васька же кот. Пусть идёт к мышам. Ещё и наестся!

Мы даже порадовались за Ваську.

Ночью, когда все вроде как уснули, мы подхватили Ваську — и во двор.

Васька попробовал возмущаться, но Мишка ему как треснет! Потом мы быстро намазали котяру этой краской, подтащили к сеновалу, приоткрыли дверь и запустили Ваську вовнутрь. Чтобы ему повеселей было, Юрка ещё и пинка как даст! Для ускорения.

Сами мы отошли подальше, чтоб не мешать мышам убегать. Ждём…

Вдруг, где-то через минуту, на сеновале как заорут! Точно не мыши.

Бамс! Открывается дверь — и с визгом вылетает почти не одетая Люська, а сразу за ней — соседский Андрюшка. Тоже не очень-то одетый. Хороший парень — и чего он в этой дурёхе нашёл?! Бежит и тоже орёт чего-то.

Из дома выскакивают баба Вера и деда. Как-то сразу сориентировались.

Бабушка Люську за волосы хвать! А деда хворостину с забора выхватил и за Андрюшей почесал! Туз, дворовый пёс, из будки выбрался и на всю эту катавасию любуется. Не лает. Все ж свои. Чего напрягаться?

В это время Васька, наверно, подумал, что на сегодня он потрудился достаточно, тоже вышел с сеновала и направился домой досыпать.

Бабушка с Люськой как его увидали — не узнали, конечно, так сначала оцепенели, потом как заорут!

Васька от удивления сел и в растерянности на них уставился. Тут деда с погони возвращается. С хворостиной. В забор, наверно, вернуть собирался. Он, увидев такое дело, с размаха швыряет хворостину в Ваську. Как в «пекаре». Такая игра. Надо жестяную банку палкой из круга выбить. Деда точно был раньше чемпионом! Он здорово попал.

Васька как взвоет! — и вверх взвился прямо. Примерно на метр с четвертью.

(Я не просто так говорю «метр с четвертью», мы с Юркой потом померили. Я держала руку, как мы запомнили Васькин прыжок, а Юрка рулеткой измерил. Он ещё сказал, что это ерунда, коты значительно выше прыгают, а Васька просто зажрался.)

Короче, Васька взвился с воем, а потом не умолкая, как сирена, помчался на улицу. Наверное, подумал, что его так за очередное воровство карают.

Тут Тузик рванулся за ним следом. Он давно наглого котяру недолюбливал, цепь со столбика одним махом сдёрнул. (Так ему не надо было. На день дед его отпускал гулять, а ночью цепь не мешала Тузику спать в будке.)

Кот через дырку в заборе проскочил, а Тузик застрял со своей цепью. И как начал верещать возмущённо! По деревне все собаки попросыпались — и в лай. Люди к окнам. Васька светящийся по улице носится с воем… Потом народ говорил, что по деревне летала шаровая молния. И правда, было похоже!

В общем, если в ту ночь кто в деревне и спал — то это как раз мыши!

А Юрка со мной больше никогда не спорит. По-другому разве б я за него пошла?!