Если бы не обстоятельства

Ал.Боссер

Очень известная певица поёт:

Если бы не обстоятельства,
Я могла бы поднимать полки в атаку!

Могу поделиться впечатлениями. Доверили мне как-то раз в качестве опыта повести полк в атаку. Девочки, давайте по чесноку — все же мы хотим, чтобы при нашем появлении мужики вставали смирно. Причём всеми частями тела.

Короче, выхожу, такая эффектная, все просто едят меня глазами. Как командира, в смысле.

Я говорю:

— Мальчики, нам надо сходить в атаку.

Они так хором: «Га-а-а!!!»

— Ну тогда, — говорю, — побежали, за мной, вперёд, ура!

И как рвану! На каблуках, конечно, не очень удобно, но мне не привыкать, целый день ношусь, как конь.

— Блииииин!!! — думаю. — Точно! Как конь! Надо было попроситься командовать кавалеристским корпусом. Я такая в кожаных шортиках, в серебристых колготах. Чёрные туфельки, белая блузка с высоким воротником, три верхние пуговички расстёгнуты. Волосы по плечам, яркая помада и яркий, вампирский маникюр. И конь подо мной белый, в яблоках.

Кони в яблоках, кони белые,
Как мечта моя, кони смелые!

А за мной — суровые драгуны! М-м-м! Красавцы гусары! Ах! Благородные кавалергарды! О-о-о! «Кавалергарда век недолог!»

Все в меня влюблены, конечно. Особо отличившихся в бою награждаю ночью страсти. Представляете, какая в моём подразделении эта, как её… боеспособность! Да враги в очередь становятся, чтоб лично мне сдаться!

Балы! Шампанское! Дуэли… Кстати, о дуэлях. Если я сегодня своим троглодитам не приготовлю давно обещанный борщ, то будет у меня дуэль! Даже сразу две. С доченькой и с муженьком.

Бегу и лихорадочно вспоминаю, что ещё надо для борща прикупить. Ох! Сметанку не забыть! Борщик со сметанкой хорошо… В общем, задумалась о своём, о девичьем. Слышу позади шум какой-то. Оборачиваюсь… ёханый бабай! За мной толпа мужиков гонится. Штук тыща! У всех глаза выпучены, все чего-то орут.

Вот что молодая, красивая женщина в такой ситуации должна подумать? Что, спрашивается? А? Вот я это и подумала!

Как заору:

— Мама, мамочка! Караул! Милиция!

Вот такие обстоятельства. Не сложилось с военной карьерой.

И всё как обычно. После работы галопом по магазинам, потом аллюром три креста домой с полными сумками.

Прихожу. Доченька подскакивает:

— Ой, мамочка, а борщик будет?

Муженёк, конечно, в любимом кресле, за свой футбол болеет.

Там как раз кто-то кому-то пас неправильно отдал.

А то, что я этому тюленю лучшие годы отдала — и тоже, похоже, неправильно?!

А певица та как раз правильно поёт:

Если бы не обстоятельства,
Завела бы я не мужа, а собаку!

Говорю укоризненно:

— Хоть покупки бы помог разобрать, что ли!

А он — тоже укоризненно, даже возмущённо:

— Совесть имей! Отстань! Тут такой матч!

Иду готовить борщ, а что делать?

«Ладненько! — думаю. — Ладненько, котик! Ты у меня вечером тоже что-нибудь попросишь. Так я тебе твоими же словами и отвечу. Сейчас запишу, чтобы не забыть. Где тут был карандашик? Значит, как эта скотина мне сейчас сказала? Совесть имей! Отстань! Тут такой… тут такой сон! Суровые драгуны! М-м-м! Красавцы гусары! Ах! Благородные кавалергарды! О-о-о! Кавалергарда век недолог!»