Её глаза пленительны, как звёзды

или

Дело было в Ленинске. Байконур

Ал.Боссер

Глава 3

Сегодня у меня долгожданный выходной. Сделаю Анджеле сюрприз. Безумные ночи — конечно, прекрасно, но теперь у нас будет ещё и целый день!

Но, оказывается, о сюрпризе позаботился не только я.

— Сергей! — приветливо протянул мне руку мужчина средних лет, довольно приятной, но какой-то не запоминающейся внешности.

— Андрей! — я пожал протянутую руку и вопросительно посмотрел на Анджелу.

— Андрей! — (Кажется, она немного нервничает. Надеюсь, это не её муж!) — Андрей, Сергей хочет с тобой поговорить. Пообещай мне, что ты спокойно его выслушаешь!

Ни фига себе заявочки! Уже этой просьбы достаточно, чтобы начать волноваться. Но я согласно киваю, интересно ведь, что там за разговор такой?

— Присаживайтесь! — по-хозяйски пододвигает мне стул Сергей, сам садится напротив. Сажусь. Анджела обнимает меня сзади за плечи, прижимаясь грудью, и жарко дышит в шею. Стараюсь сосредоточиться.

— Итак, — начинает Сергей, — вы капитан Андрей Владимирович Быковский. Воинская часть… — (он называет номер).

Я удивлён, но не слишком. В принципе, всю эту информацию можно без больших проблем узнать у кого-нибудь из моих многочисленных друзей.

— И что это значит? — интересуюсь на всякий случай.

— А это значит, что мы знаем про вас всё. Возможно, даже больше, чем вы сами о себе знаете. Но есть вещи, которые мы бы хотели узнать и от вас.

— Интересно! И что же вы хотите узнать от меня? Если вам всё обо мне известно? — усмехаюсь скептически.

Сергей откидывается на спинку стула, скрещивает руки на груди и несколько секунд смотрит на меня изучающе. Потом объявляет:

— Всё, что вы знаете касательно вашей работы. Подробненько, с чертежами.

Делаю попытку встать, но Анджела обнимает сильней и шепчет горячо:

— Андрей! Ты обещал!

Вообще-то я не помню, чтобы я что-то обещал, но ладно, дослушаем.

— И что не менее, а даже более важно — всё, что вы сможете узнать у ваших друзей. Среди них, как мы знаем, есть и очень информированные люди.

Я фыркаю, как возмущённый мустанг:

— Вот вы говорите, что всё про меня знаете. И что, позвольте спросить, из этого всего подвигло вас обратиться именно ко мне? Вот бы и обращались прямо к этим очень информированным людям!

Сергей спокойно, даже вполне одобрительно, улыбается:

— Приятно иметь дело с культурным и интеллигентным человеком!

В данных условиях — комплимент весьма сомнительный.

— И вы считаете, этого достаточно, чтобы стать предателем Родины? — интересуюсь возмущённо.

Сергей равнодушно пожимает плечами:

— Назовём это обоюдовыгодным сотрудничеством.

— А если я откажусь?

Сергей опять улыбается:

— Вы, Андрей, наверное, полагаете, что я сейчас начну размахивать компрометирующими вас фотографиями? Ну, как в дешёвых шпионских романах. Могу вас успокоить. Никто и ничем вам угрожать не собирается. Если вы скажете «нет», мы с Анджелой просто исчезнем из вашей жизни. И живите себе, как раньше, на здоровье!

— А вы не боитесь, — угрюмо заявляю, — что я вас сдам?

Сергей абсолютно спокоен:

— Могу вас уверить, что лично меня отпустят с извинениями на второй день. В худшем случае — отпустят без извинений. С Анджелой немного сложней. Но мы быстро найдём, на кого её обменять, чтобы освободить. А вот вы себе жизнь сломаете! И своим родным. Вы же культурный человек, историю своей страны должны знать хорошо. А в этой истории чёрным по белому написано… Хотя нет, не чёрным! Красным! Кровью написано, что в вашей стране достаточно малейшего подозрения, чтобы и самому человеку, и всей его семье сломали жизнь. А ваше сотрудничество будет хорошо оплачено. В пределах, конечно, разумного. Вот что вас ждёт в дальнейшем? Служить на Байконуре ещё примерно три года. Потом перевод в Среднюю полосу. Куда-нибудь в глубинку, не так ли? Дебильные солдатики, пьяненькие офицеры. Жить по чужим углам. Дочка — из одной школы в другую. Жена вечно недовольная. А тут вы после Байконура спокойно уволитесь в запас. Купите хорошую квартиру, где захотите, хорошую машину, в Крым каждый год с семьёй. Решайте.

«Решайте!» Да я с самого начала был обречён! Меня склоняют к предательству, а я чувствую горячее дыхание Анджелы, прикосновение её волос и прижавшуюся к моей спине упругую грудь с напряжёнными сосками. «Решайте!»

Зажимаю лицо в ладонях:

— Мне надо подумать!

— Конечно! — Сергей поднимается. — А мне надо уже идти. Подумайте, Андрей.

Он легко кланяется, руку не протягивает — сейчас бы это было по меньшей мере глупо — и уходит.

Я тяжело вздыхаю, не без сожаления высвобождаюсь из объятий Анджелы и тоже иду к двери. Ну почему она молчит? Я же сейчас уйду! Поворачиваюсь. Зелёные океаны явно собираются устроить всемирный потоп.

— Андрей! — у неё сейчас вид виноватой девчонки. — Андрей, не уходи вот так. Пожалуйста.

Как будто я смог бы уйти!

Эта наша последняя ночь затянулась до следующего вечера. Вечером Анджела улетела. Я, естественно, не провожал.